Уменьшить шрифт Сбросить шрифт Увеличить шрифт

Russian

English

Russian

English

Требуются: врач функциональной диагностики, врач УЗИ, врач-анестезиолог-реаниматолог пит опсм, секретарь с опытом работы 5 лет свободно владеющий английским и немецким языком, диетсестра с переподготовкой и опытом работы по специальности 5 лет, уборщик служебных помещений (без вредных привычек), медицинские сестры

Сергей Еськов: «Наша самая большая привилегия — служить людям»

В конкурсе «Врач года Республики Беларусь» по итогам работы в 2015 году в номинации «Врач-хирург» победил заведующий торакальным отделением 9-й ГКБ Минска Сергей Еськов.

Зазвонил телефон, и лицо доктора просияло. Было заметно, что он ждал этого звонка. Говорили тепло, словно старые добрые друзья.

— Как себя чувствуете, Оксана?
 
— Спасибо, хорошо. А как мои анализы?
 
— Все в норме: и почки работают как положено, и показатели сахара в крови неплохие, и СОЭ. Воспалительного процесса нет.
 
Заведующий торакальным отделением 9-й ГКБ Минска Сергей Еськов беседует с пациенткой из Могилевской области, которой в прошлом году выполнена первая в Беларуси успешная трансплантация легких при хроническом заболевании в терминальной стадии.
 
Женщина уже не могла жить без кислородной подушки…
 
Имя этого талантливого хирурга сегодня знают далеко за пределами нашей страны. В своем отделении он внедрил все виды ангио- и бронхопластических операций по поводу рака легкого, в т. ч. аутотрансплантацию доли этого органа — впервые в Европе выполнил сублобарную аутотрансплантацию.
 
— Сергей Александрович, согласитесь, трансплантация легких в Беларуси — знаковое событие. Как готовились?
 
— Это результат труда огромной команды профессионалов. Руководством 9-й ГКБ Минска проведена подготовительная работа.
 
Приобреталось оборудование, за границей обучались специалисты. В марте 2013 года прошли трехнедельную стажировку по трансплантации легких в университетской клинике Вены (Австрия). Там накоплен большой опыт: на протяжении десятилетий ежегодно на базе отдела торакальной хирургии и трансплантации под руководством профессора Вальтера Клепетко выполняется до 150 билатеральных трансплантаций и 1–2 пересадки комплекса «сердце — легкие».
 
— В чем сложность операции и есть ли особый белорусский вариант?
 
— Спланировать такое вмешательство непросто. Режим ожидания донорского органа трудно предопределить. Дело случая. При этом должны совпадать группы крови донора и реципиента, размер легких, объем грудной клетки… После извлечения органа его надо трансплантировать в ближайшие 6 часов.
 
Донорские легкие только в 18–20% случаев пригодны, и критерии отбора у нас еще строже, чем в европейских клиниках, опыт которых мы внимательно изучили. Для сравнения: почки и печень признаются пригодными в 88% случаев.
 
Трансплантация — очень сложный технологический процесс, он начинается гораздо раньше самой операции с тщательного обследования пациента в отделении торакальной хирургии. Совместно работают специалисты лучевой и ультразвуковой диагностики, эндоскописты, микробиологи, пульмонологи. Важно уберечь орган от инфекции и отторжения его организмом. Подключается бригада врачей интенсивной терапии. После пересадки больные, как правило, получают пожизненную иммуносупрессивную терапию, они находятся под постоянным наблюдением врачей.
 
Вмешательство может быть эффективным и для пациентов с бронхоальвеолярным раком. Эту форму выявляют даже у молодых людей без вредных привычек. Не помогают ни химио-, ни лучевая терапия, человек умирает через 1–1,5 года после обнаружения опухоли.
 
Метастазов нет, поражаются только легкие. Но в мировой практике есть случаи излечения после трансплантации.
 
— В вашем отделении уже внедрены все виды ангио- и бронхопластических операций при раке легкого, среди которых и уникальная сублобарная аутотрансплантация легкого, когда орган приходится буквально перекраивать и заново сшивать. Она была выполнена впервые в Европе, во второй раз в мире (японские специалисты сделали ее в 2012 году). В чем преимущества и уникальность?
 
— Органосохраняющие операции на легких позволяют радикально удалить опухоль и в то же время оставить достаточный объем легочной ткани для нормальной жизни пациента. При этом приходится прибегать к нестандартным приемам. Применяем творческий подход, иногда полностью перекраиваем легкое.
 
На днях у нас завершил контрольное обследование пациент, которому 2 года назад сделали подобную операцию. У него в обоих легких было злокачественное образование. Из левого легкого мы удалили нижнюю долю, часть главного бронха и участок легочной артерии, сегмент верхней доли. Затем пришили остаток верхней доли обратно. Через месяц сделали подобную операцию на правом легком.
 
Сейчас пациент чувствует себя здоровым, признаков возвращения заболевания не выявлено.
 
— Какие теоретические исследования и практические ноу-хау в вашем профессиональном портфеле? Над чем работаете сейчас?
 
— У меня более 30 научных трудов. Окончил аспирантуру по специальности «онкология». Под руководством профессора, доктора медицинских наук Владимира Жаркова пишу кандидатскую диссертацию «Лечение пациентов с местнораспространенным немелкоклеточным раком легкого с инвазией в структуры средостения».
 
Получено 5 патентов на изобретения. В прошлом году подана заявка на изобретение «Способ профилактики несостоятельности культи левого главного бронха или трахеобронхиального анастомоза после пневмонэктомии».
 
В торакальной хирургии самое грозное осложнение — несостоятельность шва бронхов и дыхательных путей, летальность достигает 40–60%. Мы разработали способы профилактики, которые очень эффективны и легко воспроизводятся. Совместно с научным руководителем доложили о нашем опыте хирургического лечения местнораспространенного рака легкого на международном конгрессе по торакальной хирургии в Неаполе (Италия). Проанализировано более 200 случаев. На сегодня это, пожалуй, самый большой опыт в Европе. Доклад вызвал живой интерес зарубежных коллег. Был отмечен высочайший уровень развития торакальной хирургии в нашей стране.
 
— Безусловно, все удачные научные разработки базируются на врачебной практике. Где вы совершенствовали мастерство? Кто был учителем и повлиял на выбор профессии?
 
— Я родился в Минске в семье экономистов. Когда в непростое перестроечное время пришлось выбирать жизненный путь, отец посоветовал пойти в медучилище. Я его послушал. Поработал медбратом в реанимации одной из столичных клиник и в 1996 году поступил в Минский госмединститут.
 
На распределении попросил направить хирургом-онкологом — попал в Бобруйский межрайонный онкодиспансер. Очень благодарен докторам, которые давали мне возможность работать руками. Сотрудники этого медицинского учреждения меня многому научили. С теплотой вспоминаю ныне заведующего онкологическим отделением Сергея Белоглазова, врачей Аркадия Беликова, Олега Воробьева, Игоря Болдака. За 2 года после интернатуры я, 28-летний молодой специалист, выполнил 10 резекций желудка.
 
Благодарен судьбе за то, что она свела меня с самым главным учителем — профессором, доктором медицинских наук, заслуженным врачом Беларуси Владимиром Жарковым, который возглавляет хирургический отдел РНПЦ онкологии и медрадиологии им. Н. Н. Александрова. Он определил мой путь в профессию, в торакальную хирургию.
 
Часто вспоминаю и профессора, доктора медицинских наук Виктора Малькевича, который в свое время заведовал 1-м торакальным отделением того же центра. Не только классный специалист, но и высокодуховный человек. Его слова запали мне в душу на всю жизнь. Виктор Тихонович говорил: «Помогать людям не только ваша обязанность. Это ваша привилегия».
 
— Чем любите заниматься в свободное от работы время?
 
— У меня его практически не бывает. Когда вдруг появляется, с удовольствием занимаюсь спортом, плаваю. Люблю путешествовать, чтобы потом с радостью вернуться в свой любимый Минск. Живу в общежитии, недалеко от больницы, и всегда в состоянии боевой готовности. В любой момент меня могут вызвать на работу.
 

С годами все больше убеждаюсь в справедливости слов моего учителя: наша самая большая привилегия — служить людям

 

Источник: medvestnik.by