Уменьшить шрифт Сбросить шрифт Увеличить шрифт

Russian

English

Russian

English

Требуются: врач функциональной диагностики, врач УЗИ, врач-анестезиолог-реаниматолог пит опсм, секретарь с опытом работы 5 лет свободно владеющий английским и немецким языком, диетсестра с переподготовкой и опытом работы по специальности 5 лет, уборщик служебных помещений (без вредных привычек), медицинские сестры

В поисках жизни

Для белорусского Национального регистра доноров костного мозга пока предоставили свои данные всего 28 тысяч добровольцев. Это в десятки раз меньше, чем в зарубежных странах. Для сравнения: только в соседней Польше потенциальных доноров — 700 тысяч, причем скоро цифра приблизится к миллиону. В Германии — 7 миллио­нов, в США — 9 миллионов, в Великобритании — 4 миллиона человек. Конечно, наши медики имеют доступ к мировой базе доноров, но это стоит государству больших денег — около 20 тысяч евро для каждого больного раком крови. Нацио­нальный регистр нужно пополнять. А у нас, увы, по собственной инициативе приходят сдавать кровь для регист­ра буквально единицы.

— На 99,9 процента наш регистр сегодня состоит из обычных доноров — людей, которые приходят к нам сдавать кровь для переливания. Их мы агитируем заодно стать и донорами стволовых клеток, — рассказывает заведующий кабинетом городского регистра доноров гемопоэтических стволовых клеток УЗ «9-я городская клиническая больница» Валерий Левин. — Но такие доноры повторяются, а для пополнения регистра нужны новые, первичные. В день их у нас примерно 10-15 человек. Неплохо, но недостаточно. Представьте: за последние 2 года благодаря белорусской базе данных мы пересадили стволовые клетки всего 3 пациентам! Это очень мало. Ведь трансплантация нужна сотням наших соотечест­венников. Ежегодно в Беларуси проводят от 20 до 50 пересадок — и все от зарубежных доноров.

По собственной инициативе, как говорят, с улицы, желающие пополнить Национальный регистр почти не приходят. Может быть, они не знают, что есть такая возможность, или боятся самой процедуры. А ведь она крайне простая — нужно всего-то сдать 5 миллилитров крови для типирования. Это свое­образный «паспорт крови», у каждого он уникален. И только если образец подойдет какому-нибудь больному (а шанс этого примерно один на миллион) , у донора забирают 200 миллилитров крови для получения стволовых клеток. Операция абсолютно безболезненная. Раньше она действительно была неприятной для донора, ее проводили под общим наркозом. Да и забирали не кровь, а сам костный мозг, почти литр! Но медицина шагнула вперед — сейчас необходимый донорский материал выделяют из крови при помощи сепаратора.

— Сегодня многие путают костный мозг со спинным, — продолжает разговор Валерий Левин. — Что уж говорить о стволовых клетках… Надо просвещать людей, рассказывать, как все происходит и зачем.

Стать потенциальным донором просто — нужно сдать всего 5 миллилитров крови для типирования. Минчане могут сделать это в Республиканском научно-практическом центре трансфузиологии и медицинских биотехнологий (в Новинках) , в 4, 5, 6 и 9-й городских клинических больницах.

Кстати, о «зачем». Воспоминаниями делится руководитель Респуб­ликанского цент­ра гематологии и пересадки костного мозга, главный гематолог Министерства здравоохранения Беларуси Анатолий Усс:

— Когда-то я был на стажировке в одной из клиник Анг­лии и заметил в коридоре группу людей. Оказалось, они по своей инициативе пришли сдать кровь для банка стволовых клеток. Я никогда ничего подобного в Беларуси не видел и задал им вопрос: зачем вы это делаете? Они очень удивились: «Как зачем? Мы хотим помочь умирающим детям!» Я был обескуражен, мне стало неловко за свой вопрос. Надо чтобы и у нас люди совершали такой благородный поступок. Как это сделать? Стараемся как можем — все сотрудники нашего центра уже сдали кровь для регистра. Скоро мы организуем первую благотворительную акцию по сбору образцов крови у студентов медуниверситета. Затем, надеюсь, у учащихся других вузов, работников предприятий. Будем беседовать с людьми, агитировать. И, конечно, ждем добровольцев у нас в клинике. Также минчане могут сдать кровь для Национального регистра доноров в Республиканском научно-прак­тическом центре трансфузиологии и медицинских био­технологий, что в Новинках, или в 4-й, 5-й и 6-й городских клинических больницах.

Кроме главной проблемы — нехватки доноров — существует и проблема финансовая. Исследование донорских образцов крови — типирование — процедура недешевая. Государство выделяет на это средства, но для большого количест­ва процедур их недостаточно.

— Нам нужна помощь спонсоров, благотворителей, — говорит Анатолий Усс. — За рубежом, например, существуют целые волонтерские организации, которые устраивают концерты звезд эстрады, футбольные матчи для сбора средств на научные цели. У нас с этим сложно. Пока хотел бы отметить только компанию EPAM Systems, которая на гуманитарной основе разработала для нас компьютерную базу данных доноров в соответствии с мировыми стандартами. База позволяет не только хранить, но, что самое главное, за 2-3 минуты подбирать нужных доноров.

К слову, если потенциальный донор из регистра подойдет кому-то , но захочет отказаться от сдачи стволовых клеток — это его право. Хотя, конечно, с ним проведут беседу, расскажут, что у него есть шанс спасти чью-то жизнь. Объяснят, что для больного лейкозом 200 миллилитров его крови — буквально красное золото. Ведь найти свою, «родную кровь“, подходящую для пересадки стволовых клеток, почти невозможно даже среди родственников. Например, шанс, что подойдут родной брат или сестра, так называемые сиблинги, всего один к четырем. На стопроцентное совпадение типов крови можно рассчитывать, только если в семье 4-5 детей. И то медики знают случаи, когда у 4 здоровых ребят они совпадали, а у 5-го, больного, тип был особенный. Вот где трагедия. Выход один — донорство. Сего­дня на планете проживают более 7 миллиардов человек: это миллиарды возможностей спас­ти своих собратьев. Хочется верить, что и среди белорусов вскоре станет больше неравнодушных к чужому горю людей.

Автор: Елизавета МИЦКЕВИЧ