Уменьшить шрифт Сбросить шрифт Увеличить шрифт

Russian

English

Russian

English

Требуются: врач функциональной диагностики, врач УЗИ, врач-анестезиолог-реаниматолог пит опсм, секретарь с опытом работы 5 лет свободно владеющий английским и немецким языком, диетсестра с переподготовкой и опытом работы по специальности 5 лет, уборщик служебных помещений (без вредных привычек), медицинские сестры

Елка в РНПЦ трансплантации - для детей и родителей-героев

С 2002 года, когда в Беларуси начали выполнять операции по трансплантации органов, белорусские медики выполнили 160 пересадок органов детям.

В РНПЦ трансплантации органов и тканей 27 декабря состоялась новогодняя елка для маленьких и взрослых, прошедших через пересадку органов.

Егор Снытков из Жлобина учится в школе, верит в Деда Мороза и мечтает на Новый год о конструкторе. Его мама Ольга, которая в 2010 году стала донором печени для своего сына, знает, что чудеса случаются:

«Я верю в чудеса. Мне врачи говорили, что я родила своего сына дважды, во второй раз, когда отдала ему часть своей печени. Действительно, у моего сына был шанс выжить 1%, мы его использовали, и Егор с нами».

Сама Ольга чувствует себя нормально, говорит, что никогда не жалела, что отдала часть печени своему ребенку. Егор сейчас ведет обычный для мальчиков его возраста образ жизни. О том, что была пересадка, знает, но внимание на этом в семье не заостряют.

Егор, как и другие дети, перенесшие тяжелейшие операции по пересадке печени и почек, пришел в РНПЦ трансплантации органов и тканей, чтобы получить подарок и сказать «спасибо» за шанс на новую жизнь.

И Максим, и Марина Шантолосовы из Могилева прошли через пересадку почек. Они и познакомились в больнице еще подростками, а теперь их дочери Софии, которую Марина родила уже после пересадки почки, пять лет.

У Максима полгода назад была уже вторая пересадка: «У меня две почки. Первую почку мне подарил неизвестный умерший человек, она еще немного работает. А вторую я получил от мамы полгода назад. Я бесконечно ей благодарен, как и тому неизвестному человеку, донорская почка которого работала около десяти лет. По закону, для того чтобы стать в лист ожидания на следующую донорскую почку от трупного донора, мне надо было оказаться на гемодиализе. И я, и моя жена Марина прошли через гемодиализ, у нас была хроническая почечная недостаточность. Я не хотел такой жизни, и мне пересадили мамину почку. Теперь и она, и я нормально себя чувствуем, работаем. Я знал, что с мамой будет все хорошо, она прошла тщательное обследование».

И Максим, и Марина принимают иммуносупрессивную терапию, за счет государства: «Думаю, если бы пришлось покупать самим, на каждого уходила бы средняя зарплата по стране».

Максим уверен — если бы не пересадка, Софии не было бы в их жизни, а теперь не исключает, что появится еще один ребенок.

У Андрея Самусевича — трое детей, младшая дочь родилась уже после пересадки почки, которую мужчине сделали в 2009 году. На праздник в РНПЦ Андрей пришел со всей большой семьей.

Руководитель РНПЦ трансплантации органов и тканей Олег Руммо этого пациента хорошо запомнил, потому что та операция прошла отнюдь не гладко: «Почку доставляли из Брестской области дольше, чем мы рассчитывали. В том числе из-за этого у нас было много проблем после операции. И мы рады, что всё закончилось хорошо».

Руководитель отдела нефрологии, почечно-заместительной терапии и трансплантации почки РНПЦ трансплантации органов и тканей Олег Калачик говорит, что гордится своими пациентами, которые после пересадки почек рожают и растят детей, живут обычной жизнью.

Олег Калачик с одной из своих пациенток и ее дочерью, которая родилась после пересадки почки женщине.

«Работа в трансплантологии — тяжелая работа», — говорит Олег Руммо. Врачи действительно выбиваются из сил во время многочасовых операций, а других в трансплантологии не бывает. Операции часто неплановые, так как донор может появиться неожиданно. А после — долгий путь реабилитации, страхов и надежд. И все это изо дня в день.

«А потом через месяцы или годы встречаешь маленького или большого пациента и не узнаешь, — говорит Руммо. — Вырастают, мужают, выздоравливают. И тогда душа радуется. И понимаешь: государственные затраты на трансплантологию имеют огромное значение для спасения жизней».

Гроссмейстерский показатель

В 2016 году в Беларуси 8 детям пересадили печень и 12 детям — почку. С 2002 года, когда в Беларуси начали выполнять операции по трансплантации органов, белорусские медики выполнили 160 пересадок органов детям, в том числе 50 печени и 110 почек. Было также проведено две пересадки сердца детям.

За 2016 год (по состоянию на 27 декабря) детям и взрослым пересажено 486 органов. Для сравнения: в 2015 году выполнили 333 (286 — в 2014-м) операции по пересадке почки и 72 (68) — печени.

«Мы вышли на 50 трансплантаций на один миллионн жителей. Этого гроссмейстерского показателя могут достичь не более 20 стран», — сказал Олег Руммо.

Самому маленькому пациенту трансплантологов на момент проведения операции было пять месяцев, он весил 4,5 кг. Ребенок страдал от врожденного заболевания печени, и «если бы орган ему не поменяли, он бы умер», сказал Руммо.

Большинство операций по трансплантации печени проводятся детям в виде пересадки фрагмента печени от одного из родителей. Руммо высказал мнение, что люди, которые «отдают часть своего органа, чтобы их ребенок жил и нормально развивался, — герои».

Вместе с тем врач отметил, что при использовании донорского органа проводится тщательное обследование, операцию делают только тогда, когда врачи убеждаются, что после нее донор остается здоровым.

Чаще всего детям пересаживают органы от взрослых умерших доноров. По данным Минздрава, доля трансплантаций почки, выполненных от живого родственного донора, составляет в Беларуси 10%. В странах Европы этот показатель в три раза больше. «Нас это настораживает», — говорил Руммо на Конгрессе кардиологов и терапевтов 12 мая в Минске.

В будущем, продолжил сегодня эту тему Олег Руммо, в нашей стране необходимо развивать альтруистическое донорство, когда люди жертвуют органы не только близким родственникам, но и другим людям. Однако для этого необходимо внести изменения в законодательство, согласно которому сегодня круг потенциальных доноров ограничен близкими родственниками.

«По пути расширения перечня людей, которые могут стать донорами органов, идет весь мир. При этом должно соблюдаться одно условие — быть не должно коммерциализации сферы пересадки органов», — сказал Олег Руммо и отправился к детям — дарить подарки.

 

Елена СПАСЮК / 27.12.2016

Источник: naviny.by