Уменьшить шрифт Сбросить шрифт Увеличить шрифт

Russian

English

Russian

English

Требуются: врач функциональной диагностики, врач УЗИ, врач-анестезиолог-реаниматолог пит опсм, секретарь с опытом работы 5 лет свободно владеющий английским и немецким языком, диетсестра с переподготовкой и опытом работы по специальности 5 лет, уборщик служебных помещений (без вредных привычек), медицинские сестры

Руководитель РНПЦ трансплантации органов и тканей Олег Руммо рассказал о своей работе в Совете Республики и о том, что он намерен изменить в существующих законах

— Вы руководите центром трансплантации, оперируете, преподаете, а сейчас трудитесь еще и в Совете Рес­пуб­ли­ки Национального собрания Рес­пуб­лики Беларусь. Не отразилась ли ваша занятость в парламенте на основной работе?

— Для подготовки к сессиям и для того чтобы парламент нормально функционировал, существуют председатели постоянных комиссий, которые работают на постоянной основе, а также небольшой секретариат. Мне же не нужно ежедневно приходить в Дом правительства. Глобально мой график не изменился: рабочий день начинается в РНПЦ в 8:00, а заканчивается в 18:00. Единственное, после этого веду прием граждан, изучаю документы, о которых нужно составить свое мнение, а затем принять решение на заседании Совета Республики.

Нагрузка возрастает во время осенней и весенней сессий. Приходится немного менять график основной работы, но заседания проходят не каждый день и не каждую неделю, поэтому все равно у меня остается время и возможность выполнять операции, координировать работу подразделений центра, выступать на конференциях, заниматься международным сотрудничеством и обучением медиков из Беларуси и других стран.

— Чем вы занимаетесь как парламентарий в межсессионный период?

— Веду приемы граждан, встречаюсь с трудовыми коллективами, участвую в проведении горячих телефонных линий. Это происходит не каждый день, а по мере по­ступ­ле­ния обращений горожан, предложений встретиться со мной. Также участвую в работе сессии Минского городского Совета депутатов. Так как избран от столицы, должен в том чис­ле поддерживать связь между органами законодательной власти нашего города и, естественно, всей страны.

— Для чего вам эта дополнительная нагрузка?

— За работу в Совете Республики денег не получаю. И поэтому совершенно спокойно могу смотреть людям в глаза и утверждать, что мною движет исключительно желание помочь своей стране, своему государству и гражданам. Нужно понимать, что трансплантация — довольно новая отрасль и направление в белорусской медицине. Для ее развития необходимо, чтобы люди, которые ее представляют, имели вес в обществе. Членство в Совете Рес­пуб­ли­ки позволяет общаться с теми, кто принимает решения в стране. Сегодня трансплантация в Беларуси достигла определенного уровня. Дальнейшее ее развитие, с моей точки зрения, связано с более широкой международной кооперацией. Для чего необходимо несколько изменить наш закон о трансплантации органов и тканей. Понятно, что, находясь в парламенте и зная законотворческую работу, это сделать проще. Также необходимо общение с парламентариями тех стран, с которыми мы хотим сотрудничать. Сегодня это прежде всего страны Европейского союза Вышеградской группы: Чехия, Словакия, Польша, Венгрия. И с другой стороны — наша большая соседка Российская Федерация.

— Что именно вы хотели бы изменить в законе о трансплантации?

— Считаю, что нужно внести целый абзац либо отдельную главу, посвященную международному сотрудничеству, чтобы на взаимовыгодной основе мы могли осуществлять обмен органами с теми странами, где трансплантация примерно на таком же уровне, как у нас: Чехия, Венгрия, Польша. Взаимовыгодное сотрудничество в этой области будет включать обмен органами в ургентной (неотложной. — Прим. авт.) ситуации, какие-то программы по обмену специалистами, технологиями, путями решения тех или иных проблем.

Считаю нужным расширить возможности для безвозмездного донорства органов от потенциальных живых доноров. Когда мы вносили последние изменения в наш закон, то предельно сузили пул живых доноров, ограничившись только родственниками первой руки. Мотивировали тем, что хотели поставить заслон всем людям, которые на только начавшей развиваться белорусской трансплантации пытаются заниматься какими-то коммерческими делами. Везти сюда каких-то дальних родственников и требовать от них орган в обмен на деньги или что-то в этом роде. На самом деле во всем мире этот вопрос решается немного по-другому: барьер ставит местная медицинская среда. Но поскольку в тот момент у нас она еще не сформировалась и не окреп­ла, не были отработаны те механизмы, которые позволяли бы ввести полный запрет коммерческой трансплантации. Сейчас мы должны, сохранив запрет на коммерческие операции, расширить пул тех, кто на добровольной основе согласен предоставлять свои органы. В Беларуси такие люди начали потихоньку появляться. Нужно создать возможность для так называемого родственного обмена. Это та ситуация, когда существует донор — близкий родственник, но его орган не подходит человеку, которому нужно пересаживать такой орган. В то же время он может быть полезен другому больному, родственник которого также готов пожертвовать своим органом, и он подходит первому пациенту. Сведя эти два случая, можно выполнить, опять же абсолютно бесплатно, трансплантацию между неродственниками. В этой связи, думаю, настало время, пусть не в этом году, но за те 4 года, которые отведены на работу члена Совета Республики, внести соответствующие изменения в законодательство.

Олег Олегович Руммо — заслуженный врач Республики Беларусь. Автор нескольких изобретений, более 200 работ в отечественных и зарубежных печатных изданиях. Руководитель Республиканского научно-практического центра трансплантации органов и тканей. Оперировал бывшего директора израильской разведки Моссад. Участвовал с коллегами из РНПЦ в открытии программы трансплантации печени в Казахстане и почки в Кыргызстане и многих других международных проектах. Избран членом Совета Республики Национального собрания Республики Беларусь 6-го созыва от города Минска.

mk.by